Глава II: Стремление к Дхарме – время борьбы и признания

Время:  2018-01-29 08:08:08 Размер шрифта:  A-  A  A+
Данные статьи взяты из книги учителя Дхармы Ши Хуэйкуна «Записки о Досточтимом Мастере Сюэчэне».

Мастер и Старейшина Юаньчжо

16 июня 1981 г. (в 15-й день 6-го месяца по лунному календарю) Мастер Сюэчэн попросил дать ему Прибежище в Трёх Драгоценностях (Будде, Дхарме и Сангхе). В то время в деревне Мастера был распространён обычай, чтобы миряне сами передавали Прибежище друг другу. Однако мать Мастера не согласилась поступать по обычаю и отвела его в маленький монастырь на близлежащей горе. Там она попросила бхикшу передать Прибежище Мастеру.

В день китайского Нового года в 1982 г. Мастер отправился в монастырь Дуншань в деревне Юйта вместе с тогда ещё мирянином Фу Цзиньфу, чтобы поклониться Будде. По возвращении домой двумя днями позже он попросил у родителей разрешения уйти в монахи. Тогда он учился в третьем классе средней школы, и до выпуска ему оставался лишь один семестр. Его родители сказали: «Сначала закончи среднюю школу и получи диплом. Потом можешь покинуть дом». Однако Мастер ответил: «Зачем монаху диплом? Разрешите мне стать монахом, или я брошу школу. Я останусь дома, буду заботиться о вас, помогать по хозяйству и делить ваши тяготы».

Тогда мать Мастера собралась взять его в монастырь Дуншань, чтобы он стал монахом. Там буддист-мирянин по имени Лян Цзиньлян, позже ставший учителем Дхармы Чидэ, разглядел в мальчике глубокие, хорошие качества. Он сказал: «Ты наделён множеством добродетелей и должен обратиться к непростому учителю». Поэтому мать Мастера и Фу Цзиньфу отвезли его в монастырь Гуанхуа уезда Путянь к Старцу Юаньчжо. Юаньчжо был учеником выдающихся монахов в современной истории Китая – великих мастеров Иньгуана и Хунъи. Некоторое время Старец Юаньжо занимал в Китайской буддийской ассоциации посты заместителя председателя и президента Консультационного комитета.

Силой обетов, данных Мастером в прошлых жизнях, он стал монахом 3 марта 1982 г. (в 8-й день 2-го месяца по лунному календарю). Управляющий монастырем сказал: «Это прекрасный день! В этот день ушёл в монахи Будда Шакьямуни. В будущем ты обязательно достигнешь полного просветления».

Первоначально монастырь определил Мастера работать на ферме, чтобы проверить его решимость. Затем, неделей позже, по решению Старца Юаньчжо Мастер стал практиковать начитывание имени Будды в молитвенном зале и учиться использовать музыкальные инструменты для ритуалов. Вскоре он освоил все эти умения и горел желанием принять постриг. В те времена вопросы пострига решались монахами-администраторами. Мастер же думал только о том, как бы принять постриг поскорее. Его вовсе не заботило, у кого принимать постриг. Он писал домой: «Я приму постриг 8-го числа 4-го месяца по лунному календарю». Опасаясь, что его сын слишком мал и не сможет правильно практиковать после пострига, отец Мастера отправил бабушку и мать мальчика в монастырь Гуанхуа, чтобы отговорить его от этих мыслей. В результате постриг был отложен.

По решению Старца Юаньчжо 22 марта 1983 г. (в 8-й день 2-го месяца по лунному календарю) Мастер принял постриг от Старца Динхая в монастыре Гуанхуа, получив буддийское имя – Сюэчэн. (В настоящее время Старец Динхай является заместителем председателя Всемирного совета буддийской Сангхи и почётным председателем Индонезийской Сангхи Махаяны).

Вскоре после принятия пострига Мастер попросил своего учителя Юаньчжо указать, как следует практиковать после принятия монашества. Ответом ему была история: «На Праздник весны в монастырях часто бывает традиция раздавать апельсины. Их складывают горками, где большие и маленькие апельсины оказываются перемешанными. Когда очередь доходит до тебя, ты берёшь первый попавшийся апельсин. Почему? Если ты нарочно возьмёшь большой, значит, ты жаден до выгоды. Если же ты возьмёшь поменьше, то хочешь покрасоваться в чужих глазах – это лишь другая форма жадности. У этой истории глубокая мораль. Есть люди, которые держатся вежливо, чтобы заработать хорошую репутацию. Есть же люди, которые всегда найдут, чем поживиться. Тут всё дело в жадности». Позже Мастер признавал: «Это наставление меня очень вдохновило. Оно напоминает мне о том, что надо принимать ситуацию такой, какая она есть, и действовать соответственно. Лучший выбор – это сохранять естественное состояние ума. Конфуцианство также учит, что «переусердствовать так же плохо, как недоусердствовать». На этом осознании строится значительная часть того, чему мы учимся и как мы ведём себя в разных ситуациях».

После пострига Мастер был старателен и усерден в самосовершенствовании. В монастыре ложились спать в девять вечера, но в комнате Мастера свет обычно продолжал гореть. Старец Юаньчжо часто стучал ему в дверь, веля ложиться, чтобы не подрывать зрение чрезмерной нагрузкой. Этот старец хоть и был добр, но умел проявлять строгость. Он заставлял Мастера учить наизусть классические тексты, в том числе конфуцианские. Садиться за трапезу Мастер мог лишь после того, как успешно рассказывал урок.

В свободное время молодой Мастер часто вызывался убираться в помещениях, делать грязную, тяжелую и утомительную работу, которая другим была не по нраву. Однажды Мастер мыл пол в обеденном зале. Старец потихоньку зашёл и, увидев, что пол недостаточно чистый, велел Мастеру снова всё перемыть. Некоторое время он служил ночным сторожем ступы Хайхуэй (в которой хранится пепел покойных монахов и мирян) и деревьев-лонган. На рассвете он переходил к обязанностям по игре на музыкальных инструментах на утреннем ритуале. После этого он приносил завтрак настоятелю и выполнял буддийские ритуалы подношения еды голодным духам и Гаруде. Как-то он вспоминал: «В монастыре часто не хватало рабочих рук, поэтому я стал одним из ночных сторожей. Поначалу мне было очень страшно дежурить у ступы Хайхуэй по ночам, особенно во время дождя. Я также участвовал в строительстве. Это были тяжёлые времена. Нам приходилось на себе носить стройматериалы, потому что в те времена у нас не было другого выхода. Так закалялась моя воля и решимость».

Мастер поступил на подготовительные курсы в Буддийский университет провинции Фуцзянь в 1983 г. В это время он добросовестно изучал буддийские тексты и другие предметы. Как староста группы он всегда с готовностью помогал товарищам решать различные проблемы. Также он участвовал в делах монастыря и поддерживал других в изучении буддизма и практике. Впоследствии один из учеников Мастера в павилионе Трипитаки неожиданно обнаружил экзаменационный лист Мастера за конец семестра по дисциплине «Запреты и наставления шраманер», с выставленными 98-мью баллами. Лист был заполнен аккуратно и разборчиво.

Мастер с отличием сдал вступительные экзамены в Китайскую буддийскую академию в 1984 г. и начал учиться на бакалавриате в Пекине. Здесь он стал учиться с ещё большим упорством. Он всегда спрашивал совета у наставников и товарищей. Размышления и учёба настолько его поглощали, что порой он совсем забывал о еде и сне. Когда бы вы ни пришли в классную комнату, там всегда был величавый молодой монах, погруженный в свои изыскания – даже по выходным и праздникам. Одноклассники описывали его как благовоспитанного человека, не очень разговорчивого, но в облике которого проявлялись внутренняя сила и мудость, берущие своё начало в духовном самосовершенствовании.

В Пекине Мастер никогда не забывал о своих любимых учителях – Старца Динхае, который жил за рубежом и у которого он принял постриг, и Старца Юаньчжо, который всегда и во всём был ему опорой. В своих письмах он делился со своими учителями тем, что узнал в процессе обучения. В письме уважаемому учителю Юаньчжо он говорил: «Обстановка в академии не располагает к учёбе. Многие студенты не хотят ни учиться, ни практиковать – лишь живут, как придётся, день за днём. Мне грустно это видеть. Я вернусь в монастырь Гуанхуа». Старец отвечал: «Не обращай внимания на то, чем занимаются другие. Будь скромным и сосредоточься на учёбе». Эти слова его сильно вдохновляли и придавали силы, обращали его к внутреннему миру. В тяжёлые моменты он молился о благословении от Трёх Драгоценностей, преодолевал трудности и достигал новых высот духа.

В 1986 г. у Мастера появилась возможность поехать учиться на Шри-Ланку. Когда он спросил мнения Старца Юаньчжо, тот не одобрил поездку за рубеж. Годы спустя Мастер вспоминал: «Я мог получить докторскую степень. Однако у меня могло не быть возможностей выполнять буддийские обязанности и работать на благо живых существ, как я делал это до сих пор. Вверение себя учителю – какой важный шаг на буддийском пути!». В те времена Старец Юаньчжо часто так говорил окружающим о Мастере: молодой и энергичный, тщательно соблюдающий заповеди и украшен добродетелью, наделённый необыкновенной мудростью, в добавок, прилагающий особые усилия в деле обучения, в будущем он определённо достигнет выдающихся успехов в Учении. В годы учёбы Мастер также снискал внимание и заботу почтенного Чжао Пучу – уважаемого председателя Китайской буддийской ассоциации, ректора Китайской буддийской академии. Почтенный Чжао Пучу помогал Мастеру преодолевать трудности, просил выдающихся и значительных монахов направлять его в учёбе и практике.

Мастер получил бакалаврский диплом с отличием в 1988 г. в Китайской буддийской академии. После этого он продолжил обучение в магистратуре. В декабре 1988 г. он принял полные великие обеты трёх алтарей от Старца Куаньлиня – настоятеля монастыря Вэньшу в г. Чэнду провинции Сычуань. Старец Бяньнэн был Ачарьей по обязанностям, Циндин Ринпоче– Ачарьей по обучению.

Зимой 1988 г. настоятель монастыря Гуанхуа учитель Дхармы Ижань подал в отставку. В январе 1989 г. под контролем почтенного Чжао Пучу и по рекомендации учителя Дхармы Ижаня вся администрация монастыря одобрила кандидатуру Мастера Сюэчэна, тогда ещё учившегося в магистратуре, на пост настоятеля. Считая себя недостойным и неспособным взять на себя столь большую ответственность, Мастер несколько раз отказывался. В канун китайского Нового года (5 февраля 1989 г.) Мастер тайком покинул монастырь Гуанхуа и отправился в монастырь Фахай в г. Фучжоу, намереваясь вернуться в Китайскую буддийскую академию. Однако поскольку все считали его наиболее подходящим кандидатом, бывший настоятель учитель Дхармы Ижань сам сел за руль, вместе с учителем Дхармы Яньлянем отправился в монастырь Фахай, где они, наконец, смогли убедить Мастера вернуться.

За сим 15 марта 1989 г. (в 8-й день 2-го месяца по лунному календарю) Мастер Сюэчэн в возрасте всего лишь 23 лет вступил в должность настоятеля известного монастыря. Он стал самым молодым настоятелем буддийского монастыря в Китае с самой высокой степенью образования. 

В августе 1990 г. Мастер был избран членом комитета 7-ого национального Союза молодежи. Занимая эти посты, Мастер продолжал учиться. Он защитил магистерскую диссертацию в ноябре 1991 г. и стал одним из первых студентов, закончивших магистратуру в области буддизма с момента основания КНР. После окончания университета он вернулся в провинцию Фуцзянь, где в декабре был назначен проректором Буддийского университета провинции Фуцзянь. Ему было 25 лет. После того, как Мастер только-только стал настоятелем монастыря, многие были не уверены, хватит ли у него решительности и энергии, чтобы взять на себя ответственность за ведение дел в таком большом монастыре, однако по прошествии нескольких лет все с радостью признали, что Мастер наделён всеми необходимыми способностями.

В ноябре 1990 г. на совещании с участием директоров департаментов Китайской буддийской ассоциации, почтенный Чжао Пучу отметил: «Монастырь Гуанхуа своими выдающимися достижениями обязан своему бывшему настоятелю Старейшине Юаньчжо, который своими усилиями заложил прочную базу. Нынешний настоятель учитель Дхармы Сюэчэн, который в настоящее время учится в магистратуре Китайской буддийской академии, занял свой пост в возрасте всего лишь 23 лет. Были те, кто считал его слишком молодым для такой ответственной должности. Но я сказал, что возраст не важен. Во время войны сопротивления японским захватчикам некоторым нашим командирам было лишь двадцать с небольшим. Что же сейчас плохого в молодых настоятелях?». Почтенный Чжао Пучу вновь упомянул Мастера Сюэчэна, выступая в апреле 1992 г. в монастыре Баймасы (Белой лошади) : «В провинции Фуцзянь есть молодой настоятель, который занял эту должность, ещё учась в магистратуре. Когда была выдвинута его кандидатура, некоторые люди сказали, что он ещё слишком молод. Но почему бы нам не доверять молодым людям? Этот Мастер Сюэчэн на самом деле проделал отменную работу».

19 числа шестого месяца 1994 г. по лунному календарю настоятель монастыря Чжаоцзюэ в г. Чэнду – Старейшина Циндин, провёл торжественную церемонию в зале Юаньтун, посвящённую освящению только что созданной статуи тысячерукой и тысячеокой Бодхисаттвы Гуаньинь. Гости из 28-ми провинций, городов и автономных областей прибыли в назначенный срок, среди них было немало выдающихся монахов, Мастер также был приглашён на данное торжественное собрание. В течение церемонии старшее поколение наставников особо хвалило и одобряло Мастера. Занимавший пост ректора буддийской академии Ларун Гар – Кенпо Джигме Пунцог сам нашёл Мастера, поговорив с ним, выразил свои наилучшие пожелания и благословил! Мастер с почтением получил наставления, всей душой и всем сердцем принял его руководство. Кенпо Джигме Пунцог с восхищением заметил, что Мастер несёт с собой благоденствие для всех живых существ на китайской земле!

«Среди сотен и тысяч видов самадхи, самое главное – воспевание имени Будды, цветок лотоса появляется и цветет, полное просветление приходит в конце». Старец Юаньчжо почил с миром 25 ноября 1997 г. в монастыре Гуанхуа в уезде Путянь. Мастер был безутешен. Он воздвиг ступу в память Старца и сделал на ней памятную надпись. «Внутренний и внешний мир перекликаются, отражаясь друг в друге, словно в чистом зеркале, и мир и он сам украшены добродетелью, всё выражает свою истинную природу». В течение 15 лет Старец Юаньчжо был для Мастера опорой в изучении Дхармы. Под его чутким руководством Мастер Сюэчэн заучил и исследовал множество буддийских текстов и канонических произведений конфуцианства. Одновременно Мастер участвовал и стал свидетелем буддийских начинаний Старца, включая восстановление монастыря, печатание и распространение сутр, создание буддийского университета. Пример Старца Юаньчжо оказал большое влияние на Мастера. Его глубокое сострадание и великие обеты, патриотизм и преданность буддизму, скромность и спокойствие, благородство его устремлений и безупречность поведения, его сдержанность и кротость – всё это восхищало Мастера, заложило прочную основу для дальнейших устремлений Мастера в деле принесения пользы обществу и живым существам.

«Я рад, что я жил и не сожалею, что умираю, цветы опадают, но зацветут снова, воды бегут, не переставая, в душе нет самостоятельного «я», так кто же тогда упокоится навек, яркая луна и свежий ветерок, зачем же тревожиться поисками». Почтенный Чжао Пучу почил с миром 21 мая 2000 г. Узнав об этом, Мастер очень горевал: «Горькое чувство, как будто рухнула высокая сосна, тотчас же разлилось по всему сердцу». Мастер собственноручно написал на траурных парных полотнищах: «С благодарностью за необыкновенную любовь, заботу и покровительство, стыжусь того, что такой малой была благодарность, каждый раз, когда вспоминаю голос и лицо, слёзы бегут по щекам. Как жаль, что юг и север разделяют расстояния, так мало находился я при Вас и служил Вам. Неожиданно пришла эта скорбная новость, ещё сильнее я скорблю, находясь на чужбине!». Чжао Пучу особое внимание уделял взращиванию талантов в буддизме, не жалея сил, наставлял, поддерживал и воспитывал учеников. Для Китайской Народной Республики он воспитал плеяду единых с ним по духу талантливых учеников, способных поддерживать Учение, передавать и сеять семена буддизма, проповедующих Учение на благо всех живых существ. Мастер заметил: «Добрая улыбка и дружеская забота Почтенного Чжао Пучу всегда стимулировали, подбадривали меня идти вперёд по дороге любви к родине, любви к Учению, проповедовать буддизм на благо всех живых существ».

Редактор: Яна
Ключевые слова: постриг, настоятель, Китайская буддийская академия, Чжао Пучу
КОНТАКТЫ | Отказ от ответственности | Требуются волонтёры | Сделать стартовой